Четверг, 23.05.2019, 09:51
This Is Real Love - Что пишут?..

Главная | Мой профиль | Выход | Регистрация | Вход Здрасьте Вам,  Гость , красивый Вы наш! | Группа "Гости" | RSS

Меню сайта
Статьи
[19.03.2007]
«Пророк в отечестве?» О. Вячеслав Слёзкин о Джоне Ленноне.
[14.05.2007]
Коля Васин - "Рок на русских костях". Фрагменты из книги.
[09.10.2009]
John Lennon - A Look Back at the Legend's Career.
[11.06.2009]
Джефф Линн и "Битлз".
[28.09.2008]
Что же такое "Beatles", в чем их успех?
[29.08.2009]
Beatles Concert Tickets.
Категории
All about Beatles
Статьи, интервью, публикации об исследовании творчества.
Фанфики о Битлз! =)))
Фанфики различных категорий.
Проза о "Битлз" и Битлах.
Рассказы, повести, очерки и т.д.
Make Love, Not War & War Is Over
Peace and Love!
Балаболка
Что скачать?
[16.04.2009]
Альберт Голдман - Джон Леннон 
[31.08.2009]
Интервью The Beatles журналу "Playboy". 
[20.05.2009]
"Битлз". Жизнь и песни. 
[20.05.2009]
The Beatles (Факты биографии "Битлз"). 
[14.01.2008]
Дмитрий Чернусь - "Lennon Is Love". 
Пытка утюгом
Какую степень Битломанства вы бы себе определили?
Всего ответов: 426
Статистика
Главная » Статьи » Битловское и Битломанское » All about Beatles

В поисках земляничной поляны, Или правда о Джоне Ленноне.
"В поисках земляничной поляны", Или правда о Джоне Ленноне.



Часть первая. Джон Уинстон Леннон
Этот жестокий мир


Гениальный композитор и поэт, кумир миллионов, бунтарь Леннон появился на свет в родильном доме на Оксфорд-стрит в Ливерпуле. Новорожденного встретили взрывы фашистских бомб и грохот обваливающихся кирпичных стен. Шёл сороковой год, вторая мировая уже развернулась до приличных размеров. Примечательно, должно быть: едва Леннон появился на планете Земля, его начали преследовать несчастья. Если бы он мог тогда, ранним утром 9 октября, увидеть всю свою жизнь впереди - скорую смерть матери, разгульную жизнь в обществе эгоистичных музыкантов, брак, развод, второй брак, частые ссоры с близкими друзьями, постепенное погребение себя заживо в быту, постоянный прессинг со стороны различных государств - Англии, США - то ещё не известно, захотел ли бы он появляться на свет. Но Джон, как и любой нормальный младенец, способностью видеть будущее не обладал; вероятнее всего, он не обладал даже способностью просто связно мыслить, опять-таки, как и любой нормальный младенец.
Матерью его была Джулия Леннон, билетерша кинотеатра; отцом - Фред Леннон, представитель не менее достойной профессии корабельного официанта.
Когда Джону было два года, жизнь преподала ему первый серьёзный урок. Фред Леннон покинул семейный очаг, отправившись в море на очередной рейд. Вернулся он через четыре года. За всё это время заботливый муж прислал жене несколько писем, в одном из которых было что-то вроде: "Дорогая, сейчас война, и пока ей не пришёл конец, желаю тебе хорошо поразвлечься!" Сложно, наверное, представить, как Джулия, особа ветреная и не слишком обязательная, стала бы содержать семью без мужа. Она даже не пыталась; поэтому у Джона появился отчим. Звали его Джон Дайкинс, и маленький Леннон тут же окрестил его Дергунчиком - за то, что тот постоянно суетился. Что касается Фреда Леннона, то он, как я уже говорил, впоследствии вернулся и забрал Джона к себе в город Блэкпул. Возвращаться в Ливерпуль Фред, по-видимому не собирался. Джулия так этого не оставила. Фреда нашли, а Джона поставили перед выбором - отец или мать. В результате Джон вернулся в Ливерпуль.
Война кончилась. Незадолго до того, как из дальнего плавания вернулся его отец, Леннон поступил в начальную школу.
Что могло получиться из маленького Джона Уинстона? Ничего. Абсолютно ничего. Какие могут быть перспективы у представителя низшего класса не самого большого города Великобритании? Леннон мог бы счастливо прожить жизнь мойщика окон или бензозаправщика. Судьба распорядилась иначе. Ребёнок родился гением.
После такого утверждения хочется иронично подметить: что, прямо так сразу? Достоверно, конечно, сказать никто не может. Но очевидно, что именно так. Вспоминая детские годы, Леннон сказал однажды: "… Я был не такой, как все остальные. Всю жизнь я был не таким, как все. Это не тот случай, когда "потом он закинулся кислотой и проснулся" или "затем он выкурил косячок и пришёл в себя" Каждый пустяк имеет такое же значение, как и всё остальное. На меня оказали влияние не только Льюис Кэррол и Оскар Уальд, но и малолетние хулиганы, росшие со мной бок о бок и рано или поздно угодившие за решётку. С той же проблемой я столкнулся, когда мне было пять лет. Со мной что-то не так, потому что я вижу то, чего не видят остальные". Маленький Леннон читает книги, рисует и уже начинает кое-что пописывать. О песнях речи, конечно, ещё идти не может. Но о стихах - вполне.
Мир, как несложно заметить, встретил Леннона неприветливо. Серыми английскими дождями, нищетой, предательством отца, довольно неприятной школьной атмосферой. Ещё в раннем детстве Леннон узнал, что мир - это место, где очень сложно остаться незатронутым. Очень сложно остаться собой и выжить одновременно. И уже тогда Леннон начал бунтовать.
Сегодня мы ассоциируем Леннона с борьбой за мир. Но было время, когда в его словаре не было слова "peace". А вот слово "fight" - практически самого рождения.

Ливерпуль
Молодой Леннон терпеть не мог повиноваться. Мир пробовал его на прочность, как пробует каждого - и Джон не думал прогибаться. Он делал то, что хотел, всегда и везде, будь то общение со сверстниками или отношения с учителями. Его самобытность часто пытались подавить, и Джон был зачастую возмущён происходящим. Глупо, однако же, утверждать, что это был просто ущемлённый и забитый человечек. В долгу Леннон, слава Богу, не оставался. Если его били, он давал сдачи. Сложно представить себе, что Джон молчит на что-то обидное.
 Юмор, его колкий, злой, уничижающий юмор, который был невыносим в течение битловского периода, а в последние годы жизни стал и вовсе неприятным, зарождался именно тогда. Джон твёрдо был уверен, что он гений и что он свободен. Зачем эту свободу сдерживать? Его опекунша, Мэри Смит, сестра Джулии, вспоминала о молодых годах Джона: "Однажды я шла по Пенни-лейн и увидела толпу ребят, которая наблюдала за потасовкой двух мальчишек. Когда они разошлись, в одном из драчунов, я, к своему ужасу, узнала Джона" Сам Леннон о драках вспоминал следующее. "На протяжении своей учёбы в "Давдейлз" [начальная школа] я дрался часто, побеждая тех, кто сильнее, с помощью "психических атак". Я уверенно заявлял, что побью их, и они верили, что я на такое способен". Способен он, я вас уверю, на это был.
Сила - главное в жизни. Наверное, именно этому научил Леннона Ливерпуль. Жизнь Джона - это жизнь простого парня из дворовой школы, такая же глупая и такая же отчаянная. Вот ещё несколько воспоминаний: "Поскольку я не был привязан к родителям, я умел оказывать влияние на других млаьчишек. Это подарок, ктороый мне достался, - отсутствие родителей. Я часто плакал от того, что у меня их нет, но вместе с тем с радостью осознавал, что у меня всё не так, как у других". Уже что-то режет слух, не так ли? Повторюсь, Леннон отнюдь не был невинно угнетаемым ребёнком. За себя он постоять мог, да ещё как. Жизнь научила его быть сильным, и свою силу он использовал когда это уместно и когда неуместно. "Однажды в меня стреляли за кражу яблок. Я часто подворовывал вместе с другом. А ещё мы катались нга задних буферах трамваев, ходивших по Пенни-лейн, и проезжали целые мили, ничего не заплатив. Меня всё время била дрожь - так мне было страшщно. Однажды я вообще чуть не свалился, катаясь таким образом". И ещё: "Никто не объяснял мне, что такое секс. Я узнал о нём из надписей на стенах. К восьми годам я знал уже всё. Всё демонстрировалось наглядно, все видели похабные рисунки, знали наперечёт всевозможные извращения и гадости." Вот так. Единственное, что отличало Леннона от толпы других сорви-голов, это что он читал, писал стихи и рисовал. Но сложно сказать, что бы с ним было, если бы однажды он не увлёкся музыкой.
На эстраде появился Элвис. Все молодые люди в Ливерпуле взяли в руки гитары. Повинуясь этой всеобщей тенденции, Леннон тоже потянулся к музыке. Первым его инструментом была губная гармошка. Однажды он получил на день рождения подарок - гитару. Начался его путь музыканта. Сначала, конечно же, простое подражание тому же Элвису и ещё нескольким известным исполнителям. Джон и его товарищи по школе организовали скиффл-группу (скиффл - это стиль для тех, кто ничего не понимает в музыке - просто нравится всё, что звучит в такте 4/4). Лидером этого шаткого коллектива был, конечно же, Джон.

Часть вторая. Джон Битл
Мифотворчество, или появление Эпстайна


Пришёл МакКартни, пришёл Харрисон, пришёл Сатклифф, Пит Бест, потом Ринго. Ну и, наконец, Эпстайн. Наверное, не сложно представить, чем бы были "The Silver Beatles", не появись этот последний. Да даже не нужно и представлять … достаточно заглянуть в клуб "Касбах", или "Кэверн", или в "Пещеру", и увидеть там выступление четырёх довольно циничных и отнюдь не закомплексованных ребят. Они не блистают своей исполнительской манерой. Они едят и курят на сцене. Они перебрасываются грубоватыми шутками, смеются, делают ещё много чего. Они играют известнейшие песни перед не слишком известными слушателями и получают за это чаевые в виде денег и бокалов с шампанским.  Они, наконец, глотают стимуляторы (началось это в течение гамбургского турне шестидесятого года). Их внешний вид - джинсы и кожаные куртки. Лохматые грязные головы. Сложно себе представить, что именно эти люди когда-то покорят целый мир своими трогательными и искренними песнями о любви. Отношения в коллективе не всегда самые тёплые: скажем, Стюарт Сатклифф был постоянно третируем остальными битлами (с молчаливого согласия своего лучшего друга Джона Леннона). Да и сам творческий тандем Леннон-МакКартни я бы назвал уникальным творческим антагонизмом. Понятным до конца это станет лишь в последние годы существования группы. А сейчас самым важным будет заметить, что Леннон в этой атмосфере чувствует себя великолепно. Он всё такой же парень, который катается бесплатно на задниках трамваев и ворует яблоки.
Но вернёмся к Эпстайну. В одном из своих интервью Леннон замечает:"… мы играли в ливерпульских, гамбургских и других кабаках, и то, что мы тогда выдавали, было фантастично. Мы играли "прямой" рок, и в Англии у нас не было конкурентов. Как только мы стали архипопулярны, из нас сделали пай-мальчиков. Брайана обрядил нас в костюмы и всё такое. Мы стали очень, очень знамениты. Но мы продалсиь. Наша музыка была мертва ещё до того, как мы отправились в турне по Англии. Мы чувствовали себя паскудлно от того, что вместо часа-двух, а то и больше, должны были играть теперь всего двадцать минут, и эти двадцать минут повторялись каждый вечер. Наша музыка умерла уже тогда. Вот почему мы не ролси как музыканты. Мы бросили все силы на то, чтобы закрепить наш успех, и и этим погубили себя. Джордж и я - мы особенно остро это ощущали.  Мы всегда с тоской вспоминаем нашу игру в клубах, потому что только там мы делали настоящую музыку."
Итак, Эпстайн, возможно, сам не догадываясь о масштабах своего творения, создал миф. Миф о том, что существует четыре простых работящих парня, которые, будучи в душе очень добрыми и простыми, поют о любви. Искренне, без штампов, любят и поют об этом. Мелодичные голоса, довольно скромная и споконая (сравните с Элвисом) манера вести себя на сцене. Особые прически, наконец. Что ещё знает о группе Битлз среднестатистический европеец или американец? Импровизации на тему "Я люблю тебя, почему ты не любишь меня" и постоянное "Йе-йе-йе". Это привлекает внимание. А ещё?
Ничего. Леннон в своём интервью журналу Роллинг Стоунз 1970 года говорит о том, что в действительности представляли из себя Битлз. Но отложим немного это описание. Обратимся к Леннону того времени. Моё личное мнение, тогда он впервые получил свободу, о которой мечтал.  Вернее, он думал, что её получил. Когда битлы стали популярны, то есть уже тогда, когда вышел "Please Please Me", Леннон действительно был счастлив. Как-то явно стали реализовываться планы его ранней юности: "Когда мне было пятнадцать лет, я думал: "Разве не здорово будет, если я когда-нибудь вырвусь из Ливерпуля и стану богатым и знаменитым?"" И вот, реально наступает такое время. Ливерпуль преодолён, вокруг - всё растущее число поклонников, позади - нищета. В этом весь Леннон того времени. При записи песен для своего дебютного альбома, битлы играли 12 часов подряд. "Это было эффектное беспрерывное представление. Они сосали мятные леденцы и выпивали бокалы молока, чтобы не охрипнуть," - из воспоминаний Джорджа Мартина. Когда под вечер они сделали короткий перерыв, и Мартин сказал, что для завершения альбома не хватает одной песни, они тут же решили, что это будет "Twist And Shout". Вот в этой песне, на мой взгляд, и сосредоточена вся тогдашняя "философия" Леннона. Он мало о чём думал, ему было радостно, что его гения наконец признали. И самый простой способ высказаться - это спеть. Что угодно. Всё что ни делает Леннон, гениально. Вот и получается:

Well, shake it up, baby, now,
Twist and shout.
C'mon c'mon, c'mon, c'mon, baby, now,
Come on and work it on out.

Добавить что-то сложно. Весело, иными образами жить не нужно. Кажется, что мир без ограничений, красивый и большой, распахнулся перед ним. Но не тут-то было.

От танцев и веселья до криков о помощи - один шаг

"Сплошь враньё, - заявил Леннон в одном из своих интервью о книге Хантера Дэвиса, посвящённой творчеству Битлз, - Эта книга написана в духе репортажей "Санди Таймс" - "великолепная четвёрка" и всё такое. Никакой правды о нашей юности там нет."
Вырвавшись из плена бедности, ливерпульцы почувствовали вкус новой жизни. В начале шестидесятых Джон говорил примерно вот что: "После наших поездок мы обязательно имеем большие и "жирные" каникулы, которые заметно отражаются на наших больших и "жирных" бумажниках. Тогда мы возвращаемся назад и делаем что-нибудь новое, что даёт нам новые деньги". Судя по частоте выхода альбомов, деньги тратились довольно быстро. И было на что. Из вышеупомянутого интервью: "Представьте себе четырёх музыкантов, которые проходят черз "Сатирикон" Феллини. <…> Куда бы мы ни приехали, колесо начинало крутиться вовсю. Наши спальни были отдельно от .. чтобы держать их подальше. А в комнатах Дерека и Нила всегда было полно людей, в том числе полицейских. "Сатирикон!" Что-то надо было сделать, а что сделаешь, если эффект пилюль не ослабевает, и надо идтьи на сцену? Я не спал ночами, всё торчал у Дерека, даже если там никого не было. Я не мог спать при такой лихорадочной жизни. Как и все … " И далее: "Трудно оставаться порядочными людьми в таких условиях, при таком давлении ... И мы срывали свою злость на таких, как Нил, Дерек и Мэл. Вот почему они нас презирают, хотя и виду не подают, и будут отрицать, если это прочтут.  Но факт есть факт: мы обращались с ними дико гнусно, ибо сами были в гнусном положении. Это был тяжкий труд, и кто-то должен был принимать на себя удары. Такие вещи обычно замалчиваются, и никто не знает, какими мы были на самом деле.  А мы были подонками, гнусными подонками, потому что нельзя пробиться к "красивой" жизни, не став подонками. Это факт, и Битлы были самыми что ни на есть подонками."
Очевидно, что тогда, в шестьдесят втором-третьем, мир, а в первую очередь Брайан Эпстайн, понял, что такое Битлз. Понял, как это выглядит. Понял, как это звучит. А главное, понял, сколько это стоит. И битлов начали эксплуатировать. Ведь чего проще - да, ребята грубоваты и немного простоваты в общении. Но ведь сколько денег на них можно срубить! Битломания к тому моменту начинала разворачиваться и принимать  свои нормальные масштабы  -  то есть становитсья всепоглощающей. Вот и всё. Леннон пишет, что под таким давлением сложно не стать подонком. Наверное он прав. Через некоторое время он, а возможно, и другие участники группы, почувствовал усталость от этого всего. Он действительно остановился в развитии. Джон Уинстон Леннон, гениальный юноша, превратился в Джона Битла, который разъезжает по стране, глотает пилюли и участвует в оргиях. Битловская жизнь не была "красивой". И об этом мы может услышать в его песнях.
Здесь мы впервые переходим к анализу песен. Единственная пока упомянутая песня - это Twist and Shout. Её я бы предпочёл не анализировать. (Во-первых, авторство принадлежит не Леннону, а во-вторых, анализировать там особенно нечего). Вот известнейшая песня, написанная Ленноном.

Help, I need somebody,
Help, not just anybody,
Help, you know I need someone, help.

When I was younger, so much younger than today,

Очевидно, здесь Джон как раз и пишет о тех далёких теперь временах, когда Битлз могли не опасаясь излишней любви поклонников и в удовольствие играть по два-три часа кряду где-нибудь в "Кэверне" безо всяких стимуляторов. А может быть, Леннон пишет ещё о более раннем периоде своей жизни - о временах Сатклиффа и Беста, или даже о " The Quarrymen". Тогда, как помнится, всё было просто. Мир не замечал, но и особо не ущемлял. Ребята играли, замкнувшись в своём грубоватом, зато простом мире.

I never needed anybody's help in any way.

Речь идёт всё о том же - Джон мог делать всё, что считал нужным. Мир был несколько несправделив, но относительно прост. Всё ясно. Мы живём в своём мирке, в своей тусовке, нам никто не нужен. Мы слушаем музыку, играем, учим аккорды. Зачем ещё какие-то Эпстайны, какие-то Мартины?

But now these days are gone, I'm not so self assured,

Но вот пришли новые дни. Пришли как раз Мартины да Эпстайны, и одели нас в костюмы, дали нам усилители и хорошее оборудование. И продают битловскую музыку. Дорого продают, и ради этого заставляют глотать таблетки. Давят. Все вокруг поддерживают миф, и никто не говорит правды. И самое страшное для Леннона, что он не может с этим справиться. Не может остановиться. Не знает, как изменить мир вокруг.

Now I find I've changed my mind and opened up the doors.

Теперь он готов принимать помощь откуда угодно, от кого угодно, только бы вылезти из этой музыкальной оргии. Леннон уже не увтерждает, что он - самый гениальный человек в окружающем мире. Он понимает, что его, гения, используют, как хотят. Это его не радует. А вокруг нет никого, кто ни был бы либо ещё одним битлом, либо ещё одним эксплуататором, либо ещё одним фаном, котрые правды видеть не хотят. Джон остался в полном одиночестве. И поэтому просит помощи.

Help me if you can, I'm feeling down

Помогите, мне плохо. Мне одиноко. Меня используют.

And I do appreciate you being round.

Я оценю вашу помощь, если вы действительно мне поможете.  Как мне одиноко!

Help me, get my feet back on the ground,

Я не знаю где, что это за место, что это за ад вокруг, поставьте меня на землю снова.

Won't you please, please help me.

Помогите, я умираю!


В одном из интервью Леннон говорит: "Сочиняя "Help!", я писал то, что чувствовал. Эта искренняя песня. Её слова хорошщи сейчас так же, как и тогда." Леннон впервые сказал о том, что устал от битловской жизни.
So play the game "Existence" to the end of the beginning, of the beginning …
Леннон и правда устал. После "Help!" выходит альбом Rubber Soul, в состав которого включена песня "Nowhere Man". В 67 году Леннон говорил о ней: "Я тогда просто сидел, пытаясь сосредоточиться, и думал о том, как я сижу, ничего не делаю и никуда не иду. Нет, теперь я вспомнил: я пытался перестать думать о чём-либо. Ничего не выходило. Я разозлился, решил всё бросить и пошёл прилечь. А потом я подумал о себе, как о человеке из ниоткуда, сидящего в стране Нигде".
"Nowhere Man" - это настроение той потерянности, которую Джон, очевидно, всё так же испытывал. Вот что он пишет (для анализа беру только часть песни):

He's a real nowhere Man,

Очень велика вероятность, что Джон пишет о себе. Так же, согласно некоторым источникам, песня посвящена МакКартни. Без сомнений можно сказать лишь одно: "человек из ниоткуда" срисован с одного из битлов, с их бездумной и быстрой жизни.

Sitting in his Nowhere Land,

Речь идёт о том маленьком мирке и его границах, которые не давали увидеть реальный мир вокруг. Битлз жили в окружении своих поклонников, своих руководителей (Эпстайн, Мартин, Спектор), немного общались с другии музыкантами. Очевидно такую среду Леннон считал страной по имени Нигде. Потому что это не реальный мир, это его суррогат, пародия. Хотя, возможно, уже здесь у Леннона появляется неприязнь к государственной власти. Битлз тогда уже получили орден M.B.E., и возможно Леннон начал понимать, кто и как играет битлами. И насколько высоки ставки. Английская королева выдала эта орден, который обычно выдавался только за величайшие заслуги - победу в войне, например, - четырём наркоманам (спустя годы МакКартни и Леннон, кто-то раньше, кто-то позже, сообщили миру, что в тот самый день курили марихуану в туалете Букингемского дворца). Сложно отрицать, что королева знала правду о Битлах. Но она пошла на вручение ордена. Бунтарская натура Леннона, возможно, в первый раз была потревожена такими манипуляциями со стороны политиков (как известно, эта проблема потом станет центральной для него - творчество Леннона 69-71 года почти на 70% политическое). А мотжет быть и не в первый. В 1963 году на концерте в театре Принца Уэльского Леннон в присутствии коронованных особ произнёс в микрофон следующий текст: "Кто сидит на дешёвых местах - хлопайте в ладоши. А остальные могут просто трясти драгоценностями".

Making all his nowhere plans

Здесь так же сложно однозначно сказать, о чём речь. Возможно, о планах вырваться из-под ига государство и руководителей, возможно, убежать от поклонников, возможно, от наркотиков, а может быть, стать опять Джоном Уинстоном Ленноном - и никогда не знать других, как выразился Леннон в одном из своих интервью, эгоманьяков - МакКартни, Харрисона, Старки.

for nobody.

Никто эти планы не реализует, скорее всего, никогда, а уж в ближайшем будущем - точно.

He's as blind as he can be,

Вероятно, речь идёт о том, что битлы так глубоко сидели в своей музыке и в своей жизни, что не могли видеть настоящего мира вокруг - это было что-то вроде интеллектуального вакуума.

Just sees what he wants to see,

Видят только свою музыку, только себя, только то, что творится под носом. Отрицают то, что ими вертят, как хотят.
Возможно, всё это выпад в сторону МакКартни - такой неявный ранний выпад. Отношения с МакКартни у Леннона всегда были сложные. С одной стороны, это дружба и совместное творчество, а с другой - это соперничество двух эгоманьяков. Леннон практически никогда не занимался предметно чем-то (через несколько лет это станет особенно заметно), а МакКартни практически всегда упорно трудился - активно писал песни, работал.

Nowhere Man can you see me at all?

Если всё-таки правда, что песня посвящена МакКартни, то это ещё один упрёк в его адрес. Леннон на протяжении  всей своей жизни, а особенно к концу клеймит МаКартни как только может, не отрицая однако, что он один из двух самых одарённых людей, которых Джон когда либо встречал (Второй - Йоко Оно).

Doesn't kave a point of view,

Потому что точку зрения забивают все вокруг. Не дают сказать.

Knows not where he's going to,

Потому что его ведут, словно бы слепого.

Isn't he a bit like you and me?

Опять таки, если песня посвящена МаКартни, это тонкое обращение к остальным битлам - мы все живём этой жизнью. Давайте подумаем об этом!

Nowhere Man, please listen,
You don't know what you're missing,
Nowhere Man, the world is at your command.

На самом деле, мы все с вами не слепые и не калеки. Просто нас эксплуатируют. Это не хорошо, надо вырываться из-под гнёта. Мир должен быть нашим - ведь это мы создаём гениальные песни, мы, а не Мартин, не Эпстайн, не английская королева!
65 год ознаменовал себя ещё одним событием. Билы пересели с марихуаны на ЛСД. "Один дантист подсунул его нам, - говорит Леннон, - мне, Джорджу и нашим жёнам - на обеде (мы были у него в гостях). Он был другом Джорджа и нашим дантистом. Так вот, он подсунул его нам, кажется, в кофе. И мы поплыли … Он говорил: "Я вам не советую…" Он и сам не знал, что это такое, как и все эти лондонские "swinger`s": что-то слышали краем уха, а в сущности ни черта не знают. Он даже не знал, что ЛСД - это совсем не то, что гашиш и пилюли. Он говорил: "Я не советую вам уходить", но мы не слушали его: думали, он хочет вовлечь нас в оргию. И мы пошли снчала в "Эд Либ", потом по дискотекам, и с нами происходжили невероятные вещи, вот как это было. <…> После этого я два месяца ходил, как стебанутый." Второй раз битлы принимали ЛСД в августе 1965, и уже вполне сознательно.  И так далее. В том же интеврью Леннон сообщает, что тысячи раз побывал в трипах: "Я глотал ЛСД беспрерывно". Вот так покатилась дальше игра с названием "Экзистенция". Существование продолжается, но что с того? Даже в жизнерадостных песнях Битлз начинаетпроскакивать натсроение безысходности, как скажем в песне "Tomorrow Never Knows", записанной в 1966 году и опубликованной в числе песен из альбома Revolver. Вот несколько строф этой песни:

Turn off your mind, relax and float down stream,
It is not dying, it is not dying

Выключи свой разум, отдайся течению, мир всё равно победит, он уже победил. Сопротивляться бесполезно. Не нужно этого делать. Плыви, и не погибнешь - все плывут, все это делают, а мир продолжается. Да,  это плохо и неприятно, но нет уже сил бороться и думать.

Lay down all thoughts, surrender to the void,
It is shining, it is shining.

Забудь о своих страданиях. Забудь о своих мыслях - зачем думать, если ты ничего не сможешь сделать? Сдайся той пустоте, которая окружает тебя, сдайся этому безразличному миру.

<…>
But listen to the colour of your dreams
It is not leaving, it is not leaving

Но иногда прислушивайся к своим мечатм - они всегда с тобой, они не исчезнут. Никогда. И если тебе будет совсем плохо, нужно просто вспомнить о них, и будет чуть легче.

So play the game "Existence" to the end
Of the beginning, of the beginning   

Досуществуй до конца. Если нет уже силы жить, просто существуй; живи, как будто играешь в экзистенцию.
Леннон, судя по всему, был в отчаянии. Или был близок к этому состоянию. Его единственной отрадой могла бы стать семейная жизнь - но что такой подонок и эгоманьяк как Леннон может дать своей семье? Ничего. Из-за этого постоянные ссоры с Синтией, его женой, постоянные предательства. Несколько раз он бросал Синтию с сыном Джулианом и уезжал … куда-нибудь на каникулы. Или в турне. Вот ещё одна песня Леннона, которая отражает его тогдашнее состояние.

Everybody seems to think I'm lazy

Вы думаете, что я ленивый? Вы думаете, что я ничего не деалю потому, что я ленивый? Нет, дело не в этом. Леннон ничего не хочет делать, потому что он просто замучен постоянными требованими. Очень и очень глубокий образ - play the game "Existence".

I don't mind, I think they're crazy

Леннон думает, что помешался не он, страдалец, а весь мир вокруг.

Running everywhere at such a speed

Как можно так быстро развиваться, давить всё вокруг, взрываться постоянно, подобно атомной бомбе? Зачем? Кто просил влазить в его, Джона Уинстона Леннона, жизнь и её портить, превращать его в битла? Все куда-то бегут, но разве они не понимают, что на них тоже давят, и так же немилосердно?

Till they find there's no need (there's no need)

И какая нужда теперь сопротивляться? Никакой. Зачем, ведь всё равно рано или поздно задавит. Леннон, всё ещё пытаясь как-то скрываться за своей обычной грубостью и бравадой, срываясь на жене, сыне, на других битлах, на всём своём окружении, на самом деле был раздавлен.

Please, don't spoil my day, I'm miles away,

Теперь ему уже всё равно. Давите, не давите, меня уже здесь нет. Я далеко, вам до меня не добраться. И где же?

And after all I'm only sleeping

В стране мечты. В своих иллюзиях. Я просто сплю… Леннон постоянно ищет этот иллюзорный мир. Этот идеалный мир.  Всю свою жизнь. Его антипод мы видим в образе Nowhere Land. Его мы видим в песне Tomorrow Never Knows в строчке "But listen to the colour of your dreams". Мечты всегда были, хотя и не реализовывались. Через шесть лет Леннон нарисует этот мир в известнейшей своей песне "Imagine". И не только в ней … но об этом чуть позже. (Кстати, даже в начале творческого пути Леннона присутсвует этот мир. Вот одна из его песен с "Please Please Me":
There is a place,
Where I can go,
When I feel low,
When I feel blue.
And it's my mind,
And there's no time when I'm alone)

Итак,

Keeping an eye on the world going by my window

Я заперт в комнате, я не могу выйти. Я лишь смотрю на то, что происходит за окном. Не могу покинуть комнату. От  меня все чего-то хотят. Мир проходит мимо, а  я сижу здесь, я не могу ничего сделать.

Taking my time

Я не могу выйти, не могу заняться тем, чем хочется. Я теряю время ни на что. Мне плохо.

Lying there and staring at the ceiling

Смотрю  в потолок … В "Imagine" Леннона есть такие слова - "Над нами только небо…" Потолок - это ограничение. Везде сплошные ограничения.

Waiting for a sleepy feeling...

Остаётся только заснуть, забыться, чтобы ничего не чувствовать. Остаётся ждать, когда придёт сон. Остаётся ждать, когда придёт смерть … Леннон-бунтарь действительно начинает сдавать. Слишком сильно всё это давит. Он не слезает с ЛСД, он постоянно пытается ывлезти из своей депрессии, но разве наркотики здесь лучшие помошники? А постоянные депрессии загоняют его в угол. А ещё постоянно появляются всё новые и новые люди, котоыре хотят его использовать. И возможно Леннон бы и правда сдался и просто умер бы однажды от передозировки если бы не …



Источник: http://www.proza.ru/2003/11/25-149
Категория: All about Beatles | Добавил: JWL (17.12.2003)
Просмотров: 11496 | Теги: битлы, Битлз, John Lennon, Beatles, Strawberry Fields, земляничные поляны, Джон Леннон
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Фотоальбомы
Теги
Периодика
Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
Друзья сайта
  • Радио "Битлз"
  • BEATLES NEWS
  • Liverpool Echo
  • Click Liverpool
  • BBC Liverpool
  • The Internet Beatles Album
  • The Beatles Never Broke Up
  • Visit Abbey Road
  • Merry Crimble
  • John Lennon Tribute
  • MaccaBlog
  • TheBeatleSource
  • Hard Day's Night Parties
  • "The Beatles Cafe"
  • Hard Rock Cafe
  • Beatles Online
  • The Beatles In My Life
  • Bagism
  • I Am The Beatles
  • The U.S. VS John Lennon
  • Abbey Road on the River
  • The Beatles Bible
  • Stuart Sutcliffe Estate
  • BlueBeat
  • Это полезно
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019